Поэзия для души

Помните известные поэтические строчки?
Душа обязана трудиться и день, и ночь, и день, и ночь...

Недавно я поняла, что многие понимают эти слова слишком буквально.

Я и сама раньше была уверена, что главное в нашей жизни - непрерывная работа над собой и своими недостатками!
Этакое самосовершенствование. 

В результате моя жизнь превратилась в бесконечную борьбу со своими слабостями и мучительное преодоление Самое Себя.

И только недавно до меня наконец-то дошло, что я опять "наступаю на те же грабли" и продолжаю жить со своим любимым синдромом Отличницы. В итоге, в бесконечной гонке за результатом и очередным "плюсиком" в своем дневнике я просто перестала Радоваться Жизни и получать от неё удовольствие!

Душа обязана радоваться! 

Именно Радость - лакмусовая бумажка правильности нашего Пути, так что давайте не забывать про это даже в минуты душевной и духовной работы!

Наталья Калюжная 

и мои любимые поэтические строки для души
НАЧАЛО ДНЯ

В тот миг, как ты, глаза открыв с утра,
Отбросишь сон и оттолкнешь «вчера», -
Рассветный мир в своём простом обличье
С весёлой, частой болтовнёю птичьей
В тебя ворвётся пробуждая вдруг…
Ты – дивно легок. Ты – как все вокруг –
Наполнен солнцем, свежестью, бесстрашьем…
И тёплым золотом твой дом окрашен.

А день-младенец расправляет грудь
И устремляет вверх ростки живые,
И ты – ты вместе с ним! – как бы впервые
По-новому свой начинаешь путь
И первый шаг свершаешь налегке,
Так, словно все твои былые годы
Лежат еще перед тобой – в клубке,
Не развернувшись… Воздухом свободы
Ты сладко дышишь, ты ушёл от уз
Вчерашнего, досадный сбросил груз…
Ты пьян от будоражащего света.
Сейчас ты волен не давать ответа
За всё, что отошло с туманным сном…
Ты – так прозрачно чист!.. Ты – невесом,
Не в прошлом ты, и ты – не в настоящем.
Ты в мире, лишь тебе принадлежащем,
В твоей руке – ключи от всех замков
Грядущего, где столько ожиданий,
Что сбудутся вот-вот… Ты рад заранее
И удивляться им уже готов!..


Ты на земле сейчас – без посторонних…
А солнце льёт волной на подоконник
Дневных видений пёстрый звездопад,
И ты предчувствие чудес объят
Трепещущих, и радужных, и прочных…
А утро тихо обещает:
-Жди!
Неиссякаем радости источник,
И счастье – неизменно впереди!

Давид Кугультинов
Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я её любил,
А потому, что я томлюсь с другими.
И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной ищу ответа,
Не потому, что от Нее светло,
А потому, что с Ней не надо света.
Иннокентий Анненский
Весенний вечер

Тихо струится река серебристая
В царстве вечернем зелёной весны.
Солнце садится за горы лесистые,
Рог золотой выплывает луны.

Запад подёрнулся лентою розовой,
Пахарь вернулся в избушку с полей,
И за дорогою в чаще берёзовой
Песню любви затянул соловей.

Слушает ласково песни глубокие
С запада розовой лентой заря.
С нежностью смотрит на звёзды далёкие
И улыбается небу земля.

Сергей Есенин
За тёмной прядью перелесиц,
В неколебимой синеве,
Ягнёночек кудрявый - месяц
Гуляет в голубой траве.

В затихшем озере с осокой
Бодаются его рога,
И кажется с тропы далёкой -
Вода качает берега.

А степь под пологом зелёным
Кадит черёмуховый дым
И за долинами по склонам
Свивает полымя на ним.

Сергей Есенин
ПРОХОЖИЙ

Свернув в направлении к мосту,
Он входит в весеннюю глушь,
Где сосны, склоняясь к погосту,
Стоят, словно скопища душ.

И в тёмном чертоге Вселенной
Над сонною этой листвой
Встаёт тот нежданно мгновенный,
Пронзающий Душу Покой.

Тот дивный покой, пред которым,
Волнуясь и вечно спеша,
Смолкает с опущенным взоров
Живая людская душа.

Николай Заболоцкий.
Мои планы на жизнь?
С удовольствием жить!!!
Провожая закаты...
Встречая рассветы...
Я хочу восхищаться.
Влюбляться.
Кружить.
В моих планах -
Безумно-счастливое лето!
Я мечтаю бежать по траве босиком!
Встретить радугу... Ливень...
И Солнце в зените...
Я хочу любоваться зимы серебром!
Пусть весна хлынет водами
Ярких событий!
Словно звёзды сияют 
Глаза дочерей...
Я их выведу в жизнь, 
Провожая за ручку!
Ничего нет на свете
Дороже детей!
И мне дарит Господь
Мою первую внучку!
Я мечтаю увидеть,
Как дремлет Париж,
Убаюканный розовой
Мглой на закате...
Сонный луч поцелуем
Касается крыш...
А ещё я сошью себе 
Новое платье!
Пусть бурлит моя Жизнь,
Словно горный поток!
Наполняя вокруг всю обыденность светом!
Пусть чарующей сказкой
Любви мотылёк
На ладонь мне опустится
Новым сюжетом...

Юлия Дьякова (моя кузина!!!)
Как мне близок и понятен
Этот мир - зеленый, синий,
Мир живых, прозрачных пятен
И упругих, гибких линий.

Мир стряхнул покров туманов.
Четкий воздух свеж и чист.
На больших стволах каштанов
Ярко вспыхнул бледный лист.

Небо целый день моргает,
(Прыснет, дождик, брызнет луч),
Развивает и свивает
Свой покров из сизых туч.

И сквозь дымчатые щели
Потускневшего окна
Бледно пишет акварели
Эта бледная весна.

Максимилиан Волошин
Закат сиял улыбкой алой.
Париж тонул в лиловой мгле.
В порыве грусти день усталый
Прижал свой лоб к сырой земле.

И вечер медленно расправил
Над миром сизое крыло...
И кто-то горсть камней расплавил
И кинул в жидкое стекло.

Река линялыми шелками
Качала белый пароход.
И праздник был на лоне вод...
Огни плясали меж волнами...

Ряды огромных тополей
К реке сходились, как гиганты,
И загорались Бриллианты
В зубчатом кружеве ветвей...

Макс Волошин лето 1904
По ночам, когда в тумане
Звёзды в небе время ткут,
Я ловлю разрывы тканей 
В вечном кружеве минут,
Я ловлю в мгновенья эти,
Как свивается покров
Со всего, что в формах, в цвете,
Со всего, что в звуке слов.

Да, я помню мир иной -
Полустертый, непохожий,
В вашем мире я - прохожий, 
Близкий всем, всему чужой.
Ряд случайных сочетаний
Мировых путей и сил, 
В этот мир замкнутых граней
Влил меня и воплотил.

Как ядро к ноге прикован
Шар земной. Свершая путь,
Я не смею, зачарован,
Вниз на звёзды заглянуть.
Что одни зовут звериным,
Что одни зовут людским -
Мне, который был единым,
Стать отдельным и мужским!

Вечность с жгучей пустотою
Неразгаданных чудес
Скрыта близкой синевою
Примиряющих небес,
Мне так радостно и ново
Всё обычное для вас -
Я люблю обманность слова 
И прозрачность ваших глаз.
Наши детские понятья
Смерти, зла, любви, грехов -
Мир души, одетый в платье
Из священных, лживых слов.
Гармонично и поблекло
В них мерцает мир вещей,
Как узорчатые стекла
В мгле готических церквей...
В вечных поисках истоков
Я люблю в себе следить
Жутких мыслей и пороков
Нас связующую нить.-
Когда ж уйду я в вечность снова?
И мне раскроется она, 
Так ослепительна ясна,
Так беспощадна, так сурова
И звёздным ужасом полна!

Макс Волошин. 1903. Коктебель
ПОРТРЕТ

Я вся - тона жемчужной акварели,
Я бледный стебель ландыша лесного,
Я легкость стройная обвисшей мягкой ели,
Я изморозь зари, мерцанье дна морского.

Там, где фиалки и бледное золото
Скованы в зори ударами молота,
В старых церквах, где полёт тишины
Полон сухим ароматом сосны, -
Я жидкий блеск икон в дрожащих струйках дыма,
Я шелест старины, скользящей мимо, 
Я струйки белые угаснувшей метели,
Я бледные тона жемчужной акварели.

Макс Волошин. 1903. Москва
Любить без слёз, без сожаленья,
Любить, не веруя в возврат...
Чтоб было каждое мгновенье
Последним в жизни. Чтоб назад
Нас не влекло неудержимо,
Чтобы жизнь скользнула в кольцах дыма,
Прошла, развеялась... И пусть
Вечерне-радостная грусть
Обнимет нас своим запястьем.
Смотреть, как тают без следа
Остатки грёз, и никогда
Не расставаться с грустным счастьем,
И, подойдя к концу пути,
Вздохнуть и радостно уйти.

Здесь всё теперь воспоминанье,
Здесь всё мы видели вдвоём,
Здесь наши мысли, как журчанье
Двух струй, бегущих в водоём.
Я слышу Вашими ушами,
Я вижу Вашими глазами,
Звук Вашей речи на устах,
Ваш робкий жест в моих руках.
Я б из себя все впечатленья
Хотел по-Вашему понять,
Певучей рифмой их связать
И в стих вковать их отраженье.
Но только нет... Продленный миг
Есть ложь... И беден мой язык...

Макс Волошин. июль 1904
Сквозь сеть алмазную зазеленел восток.
Вдаль по земле таинственной и строгой
Лучатся тысячи тропинок и дорог.
О, если бы нам пройти чрез мир одной дорогой!

Всё видеть, всё понять, всё знать, всё пережить,
Все формы, все цвета вобрать в себя глазами,
Пройти по всей земле горящими ступнями
Всё воспринять и снова воплотить.

Макс Волошин
Раскрыв ладонь, плечо склонила...
Я не видал ещё лица,
Но я уж знал, какая сила
В чертах Венерина кольца...

И раздвоенье линий воли
Сказало мне, что ты, как я,
Что мы в кольце одной неволи -
В двойном потоке бытия

И если суждены нам встречи
(Быть может, топота погонь),
Я полюблю не взгляд, не речи,
А только бледную ладонь.

3 декабря 1910
Макс Волошин
Весь жемчужный окоём
Облаков, воды и света
Ясновиденьем поэта 
Я прочел в лице твоём.

Всё земное - отраженье,
Отсвет веры, блеск мечты...
Лика милого черты -
Всех миров преображенье.

1928 г. Коктебель
Макс Волошин
Жизнь - бесконечное познанье...
Возьми свой посох и иди! -
И я иду...и впереди
Пустыня... Ночь... и звёзд мерцанье.

1901 г. Макс Волошин
Мне было сказано:
Не светлым лирником, что нижет
Широкие и щедрые слова
На вихри струнные, качающие душу, -
Ты будешь подмастерьем
Словесного, святого ремесла.
Ты будешь кузнецом
Упорных слов,
Вкус, запах, цвет и меру выплавляя
Их скрытой сущности, -
Ты будешь
Ковалом и горнилом,
Чеканщиком монет, гранильщиком камней.
Стих создают - безвыходность, необходимость, сжатость, Сосредоточенность...
Нет грани меж прозой и стихом:
Речение,
В котором все слова
Притерты, пригнаны и сплавлены,
Умом и терпугом, паялом и терпеньем,
Становится лирической строфой, -
Будь то страница 
Тацита
Иль медный текст закона.

Для ремесла и духа - единый путь:
Ограниченье себя.
Чтоб научиться чувствовать,
Ты должен отказаться
От радостей переживаний жизни.
От чувства отрешиться ради
Сосредоточья воли
И от воли - для отрешенности сознания.
Когда же и сознанье внутри себя ты сможешь погасить -
Тогда 
Из глубины молчания родится
Слово,
В себе несущее 
Всю полноту сознанья, воли, чувства, 
Все трепеты и все сиянья жизни.
Но знай, что каждым новым
Осуществлением
Ты умерщвляешь часть возможной жизни:
Искусство живо - 
Живою кровью принесенных жертв.
Ты будешь Странником
По вещим перепутьям Срединной Азии
И западных морей,
Чтоб разум свой ожечь в плавильных горнах знанья,
Чтоб испытать сыновность и сиротство
И немоту отверженной земли.
Душа твоя пройдет сквозь пытку и крещенье
Страстною влагою,
Сквозь зыбкие обманы
Небесных обликов в зерцалах земных вод.
Твое сознанье будет 
Потеряно в лесу противочувств,
Средь черных пламеней, среди пожарищ мира.
Твой дух дерзающий познает притяженья
Созвездий правящих и водящих планет...
Так, высвобождаясь
От власти малого, беспамятного "я",
Увидишь ты, что все явленья - 
Знаки,
По которым ты вспоминаешь самого себя,
И волокно за волокном сбираешь
Ткань духа своего, разодранного миром.

Когда же ты поймешь,
Что ты не сын земли,
Но путник по вселенным,
Что солнца и созвездья возникали 
И гибли внутри тебя,
Что всюду - и в тварях, и в вещах - томится
Божественное Слово,
Их к бытию призвавшее,
Что ты - освободитель божественных имен,
Пришедший изназвать
Всех духов - узников, увязших в веществе,
Когда поймешь, что человек рожден,
Чтоб выплавить из мира
Необходимости и Разума
Вселенную Свободы и Любви, - 
Тогда лишь 
Ты станешь Мастером.

24 июня 1917
Макс Волошин
ДОМ ПОЭТА

Дверь отперта. Переступи порог.
Мой дом открыт навстречу всех дорог.
В прохладных кельях, беленных известкой,
Вздыхает ветр, (и) живет глухой раскат
Волны, взмывающей на берег плоский,
Полынный дух и жесткий треск цикад.
А за окном расплавленное море
Горит парчой в лазоревом просторе.
Окрестные холмы вызорены
Колючим солнцем. Серебро полыни
На шиферных окалинах пустыни
Торчит вихром косматой седины.
Земля могил, молитв и медитаций -
Она у моря вырастила мне
Скупой посев айлантов и акаций
В ограде тамарисков. В глубине 
За их листвой, разодранной ветрами,
Скалистых гор зубчатый окоем
Замкнул залив Алкеевым стихом,
Ассиметрично-строгими строфами.
Здесь стык хребтов Кавказа и Балкан,
И побережьям этих скудных стран
Великий пафос лирики завещан
С первоначальных дней, когда вулкан
Метал огонь из недр глубинных трещин
И дымный факел в небе потрясал.
Вон там - за профилем прибрежных скал,
Запечатлевшим некое подобье
(Мой лоб, мой нос, ощечье и подлобье), -
Как рухнувший готический собор,
Торчащий непокорными зубцами,
Как сказочный базальтовский костер,
Широко вздувший каменное пламя, 
Из сизой мглы, над морем вдалеке
Встает стена... Но сказ о Карадаге
Не выцветать ни кистью на бумаге, 
Не высловить на скудном языке.
Я много видел. Дивам мирозданья
Картинами и словом отдал дань...
Но грудь узка для этого дыханья,
Для этих слов тесна моя гортань...
...
Счастливый жребий дом мой не оставил:
Ни власть не отняла, ни враг не сжег,
Не предал друг, грабитель не ограбил.
Утихла буря. Догорел пожар.
Я принял жизнь и этот дом, как дар
Нечаянный, мне вверенный судьбою,
Как знак, что я усыновлен землею.
Всей грудью к морю, прямо на восток
Обращена, как церковь, мастерская,
И снова человеческий поток 
Сквозь дверь ее течет, не иссякая.

Войди, мой гость, стряхни житейский прах
И плесень дум у моего порога...
Со дна веков тебя приветит строго
Огромный лик царицы Таиах.
Мой кров - убог. И времена - суровы.
Но полки книг возносятся стеной.
Тут по ночам беседуют со мной
Историки, поэты, богословы.
И здесь их голос, властный, как орган, 
Глухую речь и самый тихий шепот
Не заглушит ни южный ураган, 
Ни грохот волн, ни Понта мрачный ропот.
Мои ж уста давно замкнуты... Пусть!
Почетней быть твердимым наизусть
И списываться тайно и украдкой,
При жизни быть не книгой, а тетрадкой.
И ты, и я - мы все имели честь
"Мир посетить в минуты роковые"
И стать грустней и зорче,чем мы есть.
Я не изгой, а пасынок России
И в эти дни - немой ей укор.
Я сам избрал пустынный сей затвор
Землею добровольного изгнанья,
Чтоб в годы лжи, падений и разрух
В уединеньи выплавить свой дух
И выстрадать великое познанье.
Пойми простой урок моей земли:
Как Греция и Генуя прошли,
Так минет все - Европа и Россия.
Гражданских смут горючая стихия
Развеется... Расставит новый век
В житейских заводях иные мрежи...
Ветшают дни, проходит человек, 
Но небо и земля - извечно те же.
Поэтому живи текущим днём.
Благослови свой синий окоем.
Будь прост, как ветер, неистощим, как море
И памятью насыщен, как земля.
Люби далекий парус корабля
И песню волн, шумящих на просторе.
Весь трепет жизни всех веков и рас
Живет в тебе. ВСЕГДА. ТЕПЕРЬ. СЕЙЧАС.

19-25 декабря 1926. Коктебель
Макс Волошин
Синий май. Заревая теплынь.
Не прозвякнет кольцо у калитки.
Липким запахом веет полынь.
Спит черёмуха в белой накидке.
В деревянные крылья окна
Вместе с рамами в тонкие шторы
Вяжет взбалмошная луна
На полу кружевные узоры.
Наша горница хоть и мала,
Но чиста. Я с собой на досуге...
В этот вечер вся жизнь мне мила,
Как приятная память о друге.
Сад полыщет, как пенный пожар,
И луна, напрягая все силы,
Хочет так, чтобы каждый дрожал
От щемящего слова "милый".
Только я в эту цветь, в эту гладь,
Под тальянку весёлого мая,
Ничего не могу пожелать,
Всё, как есть, без конца принимая.
Принимаю - приди и явись,
Всё явись, в чём есть боль и отрада...
Мир тебе, отшумевшая жизнь.
Мир тебе, голубая прохлада.

Сергей Есенин
По-русски "мама", по-грузински "нана",
А по-аварски - ласково "баба".
Из тысяч слов земли и океана
У этого - особая судьба.

Став первым словом в год наш колыбельный,
Оно порой входило в дымный круг
И на устах солдата в час смертельный
Последним зовом становилось вдруг.

На это слово не ложатся тени,
И в тишине, наверно, потому
Слова другие, преклонив колени,
Желают исповедаться ему.

Родник, услугу оказав кувшину,
Лепечет это слово оттого,
Что вспоминает горную вершину -
Она прослыла матерью его.

И молния прорежет тучу снова,
И я услышу, за дождем следя,
Как, впитываясь в землю, это слово
Вызванивает капельки дождя.

Тайком вздохну, о чем-нибудь горюя,
И, скрыв слезу при ясном свете дня:
"Не беспокойся, - маме говорю я, -
Все хорошо, родная, у меня".

Тревожится за сына постоянно,
Святой любви великая раба,
По-русски "мама",
По-грузински "нана"
И по-аварски - ласково "баба".

Расул Гамзатов
В земные страсти вовлеченный,
Я знаю, что из тьмы на свет
Однажды выйдет ангел черный и
Крикнет, что спасенья нет!

Но простодушный и несмелый,
Прекрасный, как Благая Весть,
Идущий следом Ангел белый
Прошепчет, что Надежда есть!
Давай о чем-нибудь поговорим...
Об импрессионизме,
О погоде...
О том, что постоянства нет в природе,
В чем убеждают нас календари...
Моне. Гуашь. Прохладные тона.
Твой синий плащ.
Капель звенит морзянкой.
По площадям и улицам хозяйкой
Ступает запоздалая весна.
И рядышком вышагивает с ней,
Измысливая мокрые проказы,
Босой апрель, мальчишка ясноглазый,
Весёлый, вечно юный сорванец...
По гулким крышам
Шествуя победно,
Сметает снеговую шелуху,
И солнца золотистый хула-хуп
По небу катит веточкою вербной...

Бумага.
Акварельный эпизод.
Июльским утром кисти Ренуара
Мы шлёпаем по мокрому бульвару
И поцелуи прячем в мокрый зонт.
Отмытый город, ливнем напитавшись,
Кружит в трамвайном ритме болеро...
Мы два часа прощаемся в метро,
И расстаёмся, так и не расставшись...
Этюд Сезана.
Масло.
За окном слоится сумрак дымом желтоватым,
И мы с тобой опять бредём куда-то...
Не помню точно, кажется, в кино...
Умакивая кисть в осенний блюр,
Сентябрик-арлекин
С улыбкой мима
Играючи кладёт мазки кармина
На тротуар в морщинках кракелюр...

Цветное фото.
Кодак.
Утро.
Март.
Тускнеют звёзды в полутьме рассвета.
Поговори со мной...
И нет ответа.
В душе и комнате-
Зима... Зима... Зима...
Да. Было так...
И бледный звездопад,
Изящно шелестя, 
В мою ладонь скатился,
На небе месяц 
Тихо серебрился,
И близился рассвет...
Чудесный миг настал
Моей печали.
Слова, как скрипка,
Нежно прозвучали
В тот редкий 
Тихий миг!
Да, было так,
Слова упали невпопад,
Напрасно взгляд искрился,
Мне оглянуться бы назад,
Я в вечность торопился!
Не случайно сошлись Пути,
Вспять повёрнуты жизни реки -
Я пришла, чтоб тебя найти
И уже не терять вовеки!

Я пришла, чтоб тебя обнять
В новом теле и веком позже,
Чтобы смог на земле понять:
Ничего нет Любви дороже!

Я пришла, чтоб тебе допеть
Песни те, что Тогда не спела,
Чтобы всё в этот раз успеть
До того, как отброшу тело.

Александра Крючкова
ВОЛШЕБНИК ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА

Позови! Сквозь туманы и стены!
Всё, что в прошлом осталось, - есть ложь.
Я почувствую сердцем мгновенно,
Что меня - не кого-то! - зовёшь.

Позови! Я поверю - Волшебник, 
Мне давно не хватает чудес!
Мы составим великий Учебник
По крылатым законам небес!

Позови! За высокие горы,
В нежном сне, наяву иль в бреду, -
И к Вратам в Изумрудный твой Город
Снова - девочкой кроткой - приду...

Александра Крючкова
2008 г.
Ты вернёшься... Неспешным шагом,
Молча, за руку, берег моря...
Станешь солнечным Белым Магом,
Побреду за тобой, не споря,

Будто слиты и неделимы,
Будто знаем давно друг друга -
Одинокие пилигриммы -
Не сбежать из земного круга
Неприякаянных душ... Смятенье -
Клетка заперта! Берег моря...
Дай забыть на одно мгновенье
Предстоящей разлуки горе...

Молча, за руку, шаг за шагом,
Смело в небе волшебным мелом:
Ты вернёшься и станешь Магом
БЕЛЫМ.

А.Крючкова
Я лилий нарвала прекрасных и душистых,
Стыдливо-замкнутых, как дев невинных рой,
С их лепестков, дрожащих и росистых,
Пила я аромат и счастье и покой.

И сердце трепетно сжималось, как от боли,
А бледные цветы качали головой,
И вновь мечтала я о той далёкой воле,
О той стране, где я была с тобой...

Анна Ахматова

Я научилась просто, мудро жить,
Смотреть на небо и молиться Богу,
И долго перед вечером бродить, 
Чтоб утомить ненужную тревогу.

Когда шуршат в овраге лопухи
И никнет гроздь рябины желто-красной,
Слагаю я весёлые стихи
О жизни бренной, тленной и прекрасной...

Анна Ахматова
В горах, на скале о беспутствах мечтая,
Сидела Измена, худая и злая.
А рядом под вишней сидела Любовь,
Рассветное золото в косы вплетая.

С утра, собирая плоды и коренья,
Они отдыхали у горных озёр.
И вечно вели нескончаемый спор -
С улыбкой одна, а другая - с презреньем.

Одна говорила: 
-На свете нужны
Верность, порядочность и чистота.
Мы светлыми, добрыми быть должны:
В этом и красота!

Другая кричала:
-Пустые мечты!
Да кто тебе скажет за это спасибо?
Тут, право, от смеха порвут животы
Даже безмозглые рыбы!

Жить надо умело, хитро и с умом.
Где - быть беззащитной, где лезть на пролом,
А радость увидела, рви, не зевай!
Бери! Разберёмся потом!

- А я не согласна бессовестно жить!
Попробуй быть честной и честно любить!
- Быть честной? Зелёная дичь! Чепуха!
Да есть ли что выше, чем радость греха?!

Однажды такой они подняли крик,
Что в гневе проснулся косматый старик,
Великий Колдун, раздражительный дед,
Проспавший в пещере три тысячи лет.

И рявкнул старик:
- Это что за война?
Я вам покажу, как будить Колдуна!
Так вот, чтобы кончить все ваши раздоры,
Я сплавлю вас вместе на все времена!

Схватил он Любовь колдовскою рукой,
Схватил он Измену рукою другой.
И бросил в кувшин их, зеленый, как море,
А следом туда же - и радость, и горе, 
И верность, и злость, доброту и дурман, 
И чистую правду, и подлый обман.

Едва он поставил кувшин на костёр,
Дым взвился над лесом, как черный шатёр,
Всё выше и выше, до горных вершин.
Старик с любопытством глядит на кувшин:
Когда переплавится всё, перемучится,
Какая же там чертовщина получится?
Кувшин остывает. Опыт готов.

По дну пробежала трещина,
Затем он распался на сотню кусков, 
И... появилась... ЖЕНЩИНА!

ЭДУАРД АСАДОВ
СЧАСТЬЕ - незнакомый нам мир.
Там столько уголков, окон, дверей, разных ключиков. Это потрясающий мир, о котором все мы имеем весьма смутное представление...
Жизнь - это очень трудная работа. Надо УВЕЛИЧИВАТЬ В СЕБЕ ЧЕЛОВЕКА. БОЖЕСТВЕННОЕ.
Человека в тебе будет столько, сколько ты его соберёшь в пути.
...Однажды я спросила Человека, попавшего в сталинский лагерь в 14 лет - ЧТО его там спасло.
-Меня в детстве очень любили, - ответил он.
НАС СПАСАЕТ КОЛИЧЕСТВО ПОЛУЧЕННОЙ ЛЮБВИ.
СПАСАЕТ В ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ И НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ.

СВЕТЛАНА АЛЕКСИЕВИЧ
Есть Бог, есть Мир, они живут вовек,
А жизнь людей - мгновенна и убога.
Но ВСЁ в себя вмещает Человек,
Который любит мир и верит в Бога.

НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ
Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от